Российская академия наук раскритиковала дерматоглифику

Дерматоглифика — обман на «генетическом» уровне

Содержание

У любого человека вопросы, связанные со здоровьем, жизнью, карьерой и перспективами на будущее, всегда вызывают искренний интерес. Этим всегда пользовались и будут пользоваться разнокалиберные мошенники и манипуляторы. Раньше это были гадалки, экстрасенсы и ясновидящие, рассказывающие своим легковерным клиентам об их здоровье и личной жизни, о грядущих событиях в карьере и любви. Сегодня эти методы работают хуже. Но любители легкой наживы не опускают руки: они успешно осваивают обширное поле псевдонауки.

Некоторое время назад инструментом честного отъема денег у населения стала дерматоглифика: наука о папиллярных линиях на коже ладоней и стоп. Предприимчивые граждане предлагают провести за вознаграждение тестирование вашего характера и способностей по отпечаткам пальцев. По результатам тестирования дают рекомендации по выбору профессии, вида спорта и т. д. Тест они называют «генетическим».

Что это за тест и можно ли доверять его результатам?

Дерматоглифика: что это такое?

Если вы посмотрите на кожу своих ладоней и пальцев, то увидите сложные узоры из тонких рельефных линий. Эти линии называются папиллярными, и образуют их так называемые «гребешки». Кожа на этих участках носит название «гребневой». Именно эти узоры и изучает дерматоглифика. Название образовано от греческих слов δέρμα (дерма) — «кожа», и γλύφω (глифо) — «вырезаю, гравирую».

Папиллярные линии стали предметом изучения довольно давно: первые труды с описанием и попыткой систематизировать пальцевые узоры появлялись еще в XVII веке. Впоследствии эти попытки систематизации легли в основу хиромантии — гадания по руке.

В 1880 году британские исследователи Гершель и Фулдс опубликовали свою работу, в которой были представлены основания для использования отпечатков пальцев для идентификации личности человека. Они даже обратились в Скотланд-Ярд с предложением применять дактилоскопический метод для расследования преступлений и изобличения преступников. Но инициатива ученых не вызвала энтузиазма у сыщиков. Тем не менее, именно 1880 год считается годом рождения дактилоскопии.

Через 12 лет, в 1892 году, вышла в свет книга сэра Ф. Гальтона, которая считается первым основательным научным трудом по дерматоглифике.

С тех пор многие ученые исследовали таинственные и неповторимые пальцевые узоры на ладонях. Были выявлены интересные закономерности и статистически значимые совпадения, но многое остается недостаточно изученным до сих пор.

Дерматоглифика в медицине: признаки болезней на коже

Исследование дерматоглифических узоров вели и криминалисты, и антропологи, и врачи, и генетики.

Исследователи выявили некоторые закономерности, которые позволяют использовать дерматоглифику в качестве вспомогательного диагностического средства. В частности, характерными особенностями папиллярных узоров обладают отпечатки людей с синдромом Дауна: до 95% совпадений. Наличие синдрома Нейджели-Франческетти-Ядассон приводит к отсутствию папиллярных линий вообще. Определенным образом проявляется в дерматоглифических узорах синдром «кошачьего крика», а также довольно распространенный среди лиц мужского пола синдром Клайнфельтера.

При шизофрении отпечатки пальцев могут иметь довольно характерный вид: кожные гребешки представляют собой прерывистые, извилистые линии, похожие не на привычные завитки и петли, а, скорее, на «шум» на экране телевизора при отключенной антенне. Но этот признак может и не присутствовать у больного шизофренией.

Исследования папиллярных линий в медицине продолжаются. Но фактически дерматоглифика применяется не слишком часто и в ограниченной сфере диагностики наследственных болезней.

К генетику с отпечатками пальцев

Поскольку папиллярные линии формируются у плода на 13 неделе развития, в одно время с нервной системой, неоднократно высказывались предположения, что линии на ладонях могут иметь связь с особенностями нервной системы индивидуума. В частности, криминалисты проводили исследования отпечатков пальцев у серийных убийц и других преступников, с целью выявления сходных дактилоскопических признаков.

Исследования велись и в сфере спортивной медицины: этой теме была посвящена докторская диссертация Т. Абрамовой, опубликованная в 1993 г. В диссертации приводились данные, на основании которых предлагалось вести отбор наиболее перспективных в определенных видах спорта лиц, чтобы воспитывать из них чемпионов с высокой степенью вероятности. Но впоследствии другие исследователи указывали на некорректность проведенного анализа данных и предлагаемой методики отбора с научной точки зрения. В частности, с критикой работы Т. Абрамовой выступал кандидат биологических наук, специализирующийся на биометрии, Н. Хромов-Борисов.

Дерматоглифика успешно применяется в антропологии для диагностики расовых признаков и выявления родственности разных человеческих этнических групп.

Многочисленные научные труды, более или менее достоверные, и послужили основой для разработки очередного «честного способа отъема денег у населения».

Дерматоглифика в руках мошенников

Этот наукообразный лохотрон распространился так широко, что вызвал настоящее возмущение в серьезных научных кругах. Шутка ли — псевдонаучная методика «генетического тестирования методами дерматоглифики» пустила корни в Новосибирском академгородке, в МГТУ им. Баумана, в столице и на периферии.

В чем заключается тестирование?

Клиентам предлагают просканировать отпечатки пальцев с помощью специального прибора, затем производится определение особенностей личности человека, его склонностей и скрытых талантов. На основании полученных данных «специалист» выдает рекомендации: каким спортом лучше заниматься, какую профессию избрать и т. д. Особенно часто эта методика продвигается в учебных заведениях — родителям предлагают определить имеющиеся у ребенка задатки, чтобы помочь в выборе наиболее перспективной сферы деятельности.

Но на этом специалисты по псевдо-тестированию не останавливаются. Клиентам настойчиво предлагают приобрести комплект оборудования для проведения тестов, обещая успешный бизнес.

На самом деле, методами дерматоглифики нельзя достоверно определить даже пол или возраст человека, не говоря уже о его наклонностях или характере. По отзывам граждан, прошедших такое «генетическое тестирование», результаты выглядят не убедительно. Например, известному художнику Никасу Сафронову, чьи отпечатки были предложены для «слепого» тестирования, псевдо-специалист сообщил о весьма средних творческих способностях. Но зато порекомендовал искать себя в профессиях, требующих выдающихся способностей в аналитике: ученый, финансист, кибернетик.

Российская Академия Наук против лженауки

Академическая наука выступила против околонаучных мошеннических методик. Недавно вышел специальный Меморандум, в котором Комиссия по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований при Президиуме РАН высказала свое мнение относительно дерматоглифического тестирования личности.

Меморандуму предшествовала серьезная аналитическая работа нескольких экспертов, изучивших данные исследований в сфере дерматоглифики. На основании проведенного анализа Комиссия определила данную методику как лженаучную и призвала представителей научной общественности, медицины и бизнеса, а также граждан:

  • не пользоваться услугами мошенников, предлагающими провести генетическое тестирование по дерматоглифическим признакам;
  • не рекламировать такие услуги;
  • не принимать предложения по помощи в открытии такого бизнеса.

Мнение эксперта

Александр Панчин, кандидат биологических наук, работавший в качестве приглашенного эксперта в группе аналитиков по так называемому «генетическому тестированию», один из авторов Меморандума, дал интервью сайту Полит.Ру вскоре после выхода документа. В нем он обосновал свою резко отрицательную позицию тем, что некорректная с научной точки зрения методика используется для платной диагностики, на основании которой даются необоснованные рекомендации. С этической точки зрения это недопустимо.

Если в будущем будут разработаны действительно работающие, научно проверенные методы подобного тестирования, то, по словам А. Панчина, в текст меморандума могут быть внесены изменения и дополнения. Но на сегодняшний день оснований для этого нет.

РАН рекомендует воздержаться от дерматоглифического тестирования

На сайте Российской академии наук на этой неделе появился меморандум, подготовленный Комиссией по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований. Глава комиссии — академик Е.В. Александров. Документ посвящен дерматоглифике — дисциплине, изучающей узоры на пальцах и стопах. Меморандум был подготовлен в связи с увеличившимся количеством компаний, предлагающих за деньги определить по отпечаткам пальцев, например, какими болезнями может в будущем страдать клиент, какой партнер ему подойдет и в каких профессиях, видах спорта человек может быть успешен. Специалисты РАН подчеркивают, что нет никаких доказательств того, что отпечатки пальцев могут быть связаны с особенностями личности, здоровья, профессиональной деятельности их обладателя.

Читать еще:  Глюкофаж и его совместимость с алкоголем

Исследовательская группа из Йельской медицинской школы (Yale School of Medicine) проанализировала данные о результатах функциональной магнитно-резонансной томографии (фМРТ). Эта методика, позволяет увидеть изменения кровообращения в головном мозге в зависимости от того, какие участки мозга активируются при выполнении тех или иных заданий.

На экспертном заключении о признаках лженауки стоят 20 подписей докторов и кандидатов наук. Согласно ему, дерматоглифика не имеет никаких научных оснований, и прохождение соответствующего тестирования может повредить физическому и психическому здоровью клиента, если он будет следовать рекомендациям шарлатанов. Указано, что медицинские методы диагностики должны быть специфичны, чувствительны и предсказательны, то есть в них должны прослеживаться понятные причинно-следственные связи. Дерматоглифическое тестирование не имеет ни одного из этих признаков, специалисты отмечают, что рассматриваемой дисциплине присущи «чрезвычайно широкий спектр тестируемых свойств, использование в описании тестов псевдонаучной и неоднозначной терминологии, ссылки на патенты и отзывы клиентов в качестве научного обоснования тестов, непроверяемость качества услуг и отсутствие ответственности за ошибки». К этому выводу эксперты пришли, проанализировав научные труды, на которые выборочно ссылаются специалисты в области дерматоглифики, а также выяснив, что публикации в международных источниках по этой сфере отсутствуют или размещаются за деньги. Авторы заключения также поясняют, что лишь некоторые редкие генетические заболевания могут отражаться на папиллярных узорах, а коммерческие тестирования «определяют» совершенно иные болезни. Кроме того, существуют исследования, которые доказывают несостоятельность гипотезы о том, что отпечатки пальцев как-либо отражают профессиональные и личные склонности человека.

Исходя из вышеизложенного, Российская академия наук рекомендует гражданам воздержаться от прохождения подобных тестирований, так как предлагающие такие услуги организации вводят людей в заблуждение. Ученые считают, что фирмами, ведущими деятельность в сфере дерматоглифических исследований, должны заняться правоохранительные органы и Роспотребнадзор.

Представители одной из таких фирм дали комментарий по поводу опубликованного РАН меморандума. «МедНовости» приводят его полностью. без купюр: «Коротко можно ответить так: текущий меморандум был составлен крайне однобоко, в его написании не участвовали существующие специалисты в области дерматоглифики, не было предварительной полемики в научном сообществе. Данный меморандум не имеет юридической силы и является опубликованным мнением заинтересованной группы людей. Несмотря на наличие двадцати подписей, был только проведен анализ научных работ д.б.н. Абрамовой Т. Ф., д.м.н. Мазур Е. С. и д.м.н. Якушевой М.Ю. только двумя специалистами: к.б.н. А.Ю. Панчиным – специалистом по биоинженерии и к.б.н. Н.Н. Хромовым-Борисовым – специалистом по генетике. Это указано в приложениях. На основе проведенного анализа работ двух заинтересованных кандидатов наук, работающих в других научных направлениях, было вынесено заключение о невозможности использования дерматоглифики в диагностических целях и её всецелой лженаучности. Делать такое масштабное заключение о всей науке на основе заключений двух людей без предварительной научной полемики некорректно, что уже вызвало возмущение у российских специалистов в области дерматоглифики».

Меморандум №1 Комиссии РАН по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований о лженаучном статусе коммерческого тестирования по кожным узорам пальцев рук

Ученых просят произвести эффект

По итогам 2017 года Россия занимала 10-е место в мире по затратам на науку, а по числу ученых — даже была в числе лидеров, однако по количеству патентных заявок отстает от США почти в 16 раз, а от Китая — в 38 раз. Бюджетные деньги, особенно в рамках гособоронзаказа, распределяются на научные разработки «неактуальной тематики» среди ограниченного числа научно-исследовательских учреждений, поясняют в СП. А избыточная отчетность за израсходованные деньги отпугивает от госфинансирования инновационный бизнес.

В России наука более чем на 60% финансируется государством и только на 30% — предпринимателями. В западных странах все наоборот, а в Японии и Китае доля бизнеса даже приближается к 80%.

При этом, считают аудиторы, нужно увеличить бюджетные расходы на развитие научной инфраструктуры и кадрового потенциала, в том числе для повышения уровня зарплат исследователей. Предлагают также в СП создать комплексную систему мониторинга результатов исследовательской деятельности и создать условия для коллективного использования научного оборудования и уникальных научных установок.

Оценивать эффективность российской науки по количеству патентов не совсем корректно, отмечает в беседе с «РГ» доцент РАНХиГС, директор департамента индустриальных программ Сколковского института науки и технологий Дмитрий Каталевский. За рубежом патентование как раз в основном задача бизнеса, поясняет он. А вот в России сам рынок патентов еще не сложился, «интеллектуальная собственность не является де-факто активом», говорит эксперт.

К тому же за рубежом исследовательские центры передают бизнесу лицензии на использование разработок и от этого получают постоянный доход. У нас же компании крайне неохотно соглашаются на такую модель, предпочитая получить все права на научные разработки. К тому же у бизнеса есть недоверие к отечественным научным работам. «Научным институтам нужно доказать бизнесу, что они способны создавать востребованные технологии», — говорит Каталевский.

Впрочем, в последние годы ситуация начала меняться. «Бизнес понимает, что конкурировать не только на мировом, но и на внутреннем рынке невозможно без научных исследований», — отмечает эксперт. Многие крупные компании уже открывают у себя исследовательские подразделения. На следующем этапе они поймут, что лучше передавать исследования профильным институтам, тогда у нас и появится современный рынок научных разработок.

Владимир Иванов, Заместитель президента РАН, член-корреспондент РАН:

— Доклад Счетной палаты наглядно отражает состояние российской науки после реформ, начатых в 2004 году. Именно тогда был принципиально изменен статус российской науки. Если до этого она относилась к реальному сектору экономики и управлялась министерством промышленности и науки, то в 2004 году наука была переведена в сектор услуг, а управление передано во вновь созданное министерство образования и науки. Произошел отрыв науки от реального сектора экономики, что привело к разрыву инновационной цепочки: фундаментальная наука — прикладные разработки — производство. Возникшая в итоге система организации науки соответствует ставке на сырьевую экономику, которой не нужна разработка новых технологий, а цель образования — подготовка квалифицированных потребителей. Дальнейшие реформы проходили в том же направлении: РАН была лишена статуса высшей научной организации страны, исключена из управления наукой, преобразована в ФГБУ, утратив особую организационно-правовую форму. Кроме того, была ликвидирована научная аспирантура, взят курс на сокращение числа научных организаций, перевод науки в университеты, которые далеко не всегда могли воспринять эту новую для себя функцию и т.д. В результате произошла сегментация науки, разрушена система организации фундаментальных исследований.

Все это привело к тому, что начиная с 2004 года не был выполнен ни один стратегический документ, касающийся науки. Яркий пример — финансирование. В принятой в 2006 году Стратегии РФ в области развития науки и инноваций записано, что к 2015 году доля науки в ВВП должна составить 1,8 процента. В принятой в 2011 году Стратегии инновационного развития России до 2020 года записана цифра 2,5-3 процента ВВП, из них больше половины — за счет частного сектора. Указ президента РФ (07.05.2012 г. № 599) обещал довести к 2015 году финансирование науки до 1,77 процента ВВП. Но фактически доля науки в структуре ВВП с 2001 года по настоящее время составляет 1,0-1,12 процента.

Читать еще:  Вред и польза красного вина для сердца

В указах президента поставлена сложнейшая задача: Россия должна к 2024 году прорваться в пятерку ведущих стран по приоритетным направлениям науки и техники. Оценки РАН показывают: если сохранять финансирование науки на современном уровне, то этого достаточно, чтобы поддерживать ее в нынешнем состоянии. Но качественного прорыва к новым знаниям она не обеспечит. То есть мы останемся на тех же позициях по основным показателям, где находимся сейчас, но прорваться в пятерку ведущих стран вряд ли удастся. Для этого надо увеличить вложения в фундаментальную науку минимум в два раза. Соответствующие предложения академия направила в правительство РФ в октябре 2019 г. в рамках проекта программы фундаментальных научных исследований на долгосрочный период. Сейчас на первое место выходит задача формирования целостной государственной научно-технической политики и системы управления, ориентированной на вхождение России в число стран — технологических лидеров.

Использование дерматоглифических данных в расследовании преступлений

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ДЕРМАТОГЛИФИЧЕСКИХ ДАННЫХ В РАССЛЕДОВАНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Научный руководитель – старший преподаватель Лузгин И. И.

Полоцкий государственный университет

Криминалистическая дерматоглифика – система научных положений и разрабатываемых на их основе специальных средств и методов исследования дерматоглифических узоров в целях получения криминалистически значимой и иной криминалистической информации для раскрытия и расследования преступлений. (Мухин, Г. Н. Криминалистическая дерматоглифика: моногр. / Г. Н. Мухин, О. Г. Каразей, Д. В. Исютин-Федотков. – Мн.: Акад. МВД Респ. Беларусь, 2006. – 91 с. )

Дерматоглифика как наука сравнительно молода: еѐ возникновение относят к 1892 году, когда сэр Френсис Гальтон издал свой труд о пальцевых отпечатках. Дата эта, впрочем, в достаточной степени условна. Ещѐ с начала XVII века в трудах весьма авторитетных анатомов уже встречались описания дерматоглифических узоров, а в начале XIX века появилась фундаментальная классификация пальцевых узоров, созданная знаменитым чешским исследователем Яном Пуркине. Позднее она была в значительной мере использована Гальтоном, а затем и авторами самой распространенной на сегодняшний день классификации – американцами Х. Камминсом и Ч. Мидло.

Дерматоглифика изучает кожный рельеф ладонных и подошвенных поверхностей, где кожа покрыта многочисленными гребешками (папиллярными линиями), образующими определѐнные узоры. Папиллярные линии и узоры не изменяются с возрастом, не подвергаются влиянию окружающих условий и отличаются большой индивидуальной вариабельностью; многие их особенности передаются по наследству. Благодаря этой особенности уже более ста лет по кожным узорам идентифицируют личность в криминалистике. Но для дерматоглифистов куда важнее то, что, несмотря на все индивидуальное многообразие, даже уникальность, дерматоглифические узоры достаточно легко классифицируются. Так, на пальцах человека выделяют всего три типа узоров: высокой (завитки) , средней (петли) и низкой (дуги) степени сложности. Распределение трех типов узоров (казалось бы, всего трех!) по десяти пальцам человеческой руки дает уже внушительную цифру — 59049 возможных вариантов.

Следы кожного покрова широко используются в практике борьбы с преступностью. В процессе исследования установлено, что изучение указанных следов осуществляется по двум направлениям: первое — дактилоскопией, исследующей особенности папиллярных узоров ладонных поверхностей и стоп ног. Второе направление — дерматоглифика, исследующая особенности строения кожи в целом, за исключением флексорных (функциональных) линий. Значительное время дерматоглифика рассматривалась как антинаучное направление, что, естественно, сдерживало развитие исследований в этой области. Вместе с тем такое положение не лишало возможности генетиков и антропологов заниматься решением определенных задач с применением дерматоглифов как неспецифических маркеров.

На современном этапе перед криминалистической наукой стоит проблема разработки методики сбора, анализа, оценки и использования следов дерматоглифов кистей рук. Наибольшие перспективы развития криминалистической дерматоглифики раскрываются в аспектах составления поисковой криминалистической модели личности. Этот вывод построен на информации, что медицинская дерматоглифика уже имеет достаточную по объему научную и практическую базу для распознавания антропологических, морфологических и психологических особенностей человека, основанную на исследованиях дерматоглифов ладонной поверхности.

На данный момент этой наукой занимаются многие учѐные, в частности, кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник Института высшей нервной деятельности и нейрофизиологии РАН, член нескольких международных научных организаций и ассоциаций Николай Николаевич Богданов, а также профессор Академии МВД Республики Беларусь, доктор юридических наук Г. Н. Мухин. Но дерматоглифика как наука используется не только в криминалистике, но и в медицине, генетике, антропологии, да и своѐ развитие она получила с помощью специалистов в области медицины. Л. Г. Эджубов в качестве примера приводит возможность отождествления неопознанного трупа, личность которого установить невозможно, через определение родства, так как эта идея была выдвинута не криминалистами, а судебными медиками. (Эджубов, Л. Г. Статистическая дактилоскопия. Методические проблемы / Л. Г. Эджубов, В. З. Поляков, В. Н. Елисеев. – М.: Городец, 1999. – 184 с. ) «Между тем, — как указывают авторы, — это имеет принципиальное значение, поскольку в качестве сравнительного материала выступают не дактилоскопические отпечатки предполагаемого без вести пропавшего лица, а отпечатки его кровных родственников». (Звягин, В. Н. Судебно-медицинские критерии родства по признакам дерматоглифики стопы / В. Н. Звягин, И. Б. Тарасов. // Судебно-медицинская экспертиза. – 1996. — №3. – С. 23-28.)

В настоящее время исследователями данной области знаний выделено значение отличий дерматоглифических узоров от распространенного большинства, определѐн комплекс дерматоглифических признаков, характерных для ряда заболеваний нервной, дыхательной, сердечно-сосудистой, пищеварительной и других систем организма, различными дерматозами, патологией опорно-двигательного аппарата, а также наследственными болезнями и нарушениями в генетической системе человека. К настоящему времени описано более 40 устойчивых признаков, по комплексу которых можно сделать вывод о наличии определѐнной врождѐнной патологии.

Физиологами установлено, что любые патологические изменения процесса формирования папиллярного узора в период зарождения и внутриутробного развития организма приводят к отклонениям в признаках дерматоглифики. Такие же изменения наступают и в механизмах, ответственных за потоотделение и работу сальных желез. В результате, оказывается, что многие наследственные заболевания или предрасположения к заболеваниям могут устанавливаться либо по составу потожирового вещества, либо по морфологическим особенностям папиллярного узора. Патологические изменения структуры рельефа гребешковой кожи проявляются в виде гипоплазии (недоразвитие гребешков кожи), дисплазии (неправильное развитие папиллярного узора) и белых линий.

Данные заболевания возможно определить с помощью всех десяти пальцев или же всей ладони, но некоторая часть перечисленных заболеваний может устанавливаться по единичным папиллярным следам. Не вызывает сомнения тот факт, что сведения о таких возможных отклонениях от нормы и заболеваниях, как ожирение, кожные заболевания, диабет и другие могут иметь оперативное значение при выдвижении следственных версий и розыске преступника.

Таким образом, удаѐтся устанавливать широкий диапазон заболеваний, а также предрасположенность к ним. Именно поэтому данное направление породило большой поток исследований как в нашей стране, так и за рубежом.

У человека может быть склонность к убийству, но она не фатальная. Если кто-то подвержен судорогам, например, ему создают условия, чтобы он не заболел. Так же надо поступать, чтобы другой кто-то не совершил преступление. В конце концов, что такое склонность к насилию? В каком-то смысле это ранимость психики. Рисунки на пальцах показывают, насколько легко можно довести такого человека до того, чтобы он взял нож и начал убивать.

Читать еще:  Причины и стадии алкоголизма у мужчин

Выяснено, что у преступников в 94,1% случаев наблюдается ассиметрия гребневого счета. Подобные сведения имеют большое значение при работе с подозреваемым в совершении преступления в качестве исходных для выдвижения обоснованных версий и планирования расследования, а также может служить базой для построения тактического характера действий следователя при общении с подозреваемым.

Подсчѐт гребешков был использован Ф. Гальтоном как количественное значение для классификации петель при идентификации личности. К. Бонневи распространила этот метод на все типы узоров. Гребневой счѐт производят следующим образом : от дельты до центра узора проводят прямую линию и подсчитывают количество гребешков и точек, которые касаются или пересекают эту линию. В подсчѐт не входят ни трирадиус, ни конечный гребень, образующий центр узора. Гребневой счѐт определяется для каждого пальца и для пяти пальцев каждой руки. Сумма гребневых счетов обеих рук носит название «общий гребневой счѐт». Количественное значение дуги равно нулю, так как она не имеет дельты, и подсчѐт в дугах не производится. Общий гребневой счѐт всех пальцев обеих рук выражает количественное значение данного индивида. У лиц, склонных к совершению преступлений обнаружено отклонение от нормы количественного значения гребневого счѐта. (Мухин, Г. Н. Криминалистическая дерматоглифика: моногр. / Г. Н. Мухин, О. Г. Каразей, Д. В. Исютин-Федотков. – Мн.: Акад. МВД Респ. Беларусь, 2006. – 91 с. )

Подобные сведения имеют большое значение при работе с подозреваемым в совершении преступления в качестве исходных для выдвижения обоснованных версий и планирования расследования, а также может служить базой для построения тактического характера действий следователя при общении с подозреваемым.

Пока не до конца проведены исследования, но связь кожных узоров с индивидуальными особенностями нервной системы уже позволяет в результате многолетних наблюдений давать некоторые оценки человеческого характера и поведения.

У человека с петлями наиболее уравновешенный тип нервной системы. По данным исследований, именно такая дерматоглифика чаще всего встречалась у тех, кто прожил более 90 лет. К тому же у людей с десятью петлями «золотой» характер. Чаще всего (примерно у 35 % людей) на пальцах встречаются ульнарные петли. Эти люди достаточно мобильны, что позволяет им легко приспособиться к любой ситуации. Они достаточно доброжелательны, в меру откровенны и в меру скрытны.

Обладатели большого числа дуговых типов узоров болеют тяжелее и прививки переносят хуже. Тяжким испытанием для людей с подобной дерматоглификой могут стать также наркоз, жара, алкоголь. Поведение этих людей отличается прямолинейностью. У человека с дуговыми типами узоров достаточно высокий уровень предсказуемости. Эти люди просто не выносят интриг. Они не склонны менять своих поведенческих программ, так как их у них не так уж и много. Люди с дуговым типом узоров на пальцах никогда не объединяются друг с другом. И понятно: ни он, ни она не склонны к компромиссам.

А вот человек с завитками на пальцах всегда не удовлетворен тем, что происходит внутри и вокруг него, вечно пытается что-то изменить. У него колоссальный потенциал для того, чтобы перестроить мир, сделать гениальное открытие. Однако в этом своем порыве он часто бывает неадекватен, оказывается ―не к месту‖. Замечено: когда количество завитков у человека на одной руке значительно превышает их число на другой, он отличается, мягко говоря, неуравновешенностью. Если по завиткам доминирует правая рука, их обладатель вспыльчив, но отходчив. Если левая – закомплексован, злопамятен, скрытен и даже склонен к появлению навязчивых идей. Обладатель единственного завитка на большом пальце правой руки может воздействовать на окружающих длительными рассуждениями по самым разнообразным вопросам. В стрессовых ситуациях, когда необходимо быстро принять важное решение и при эмоциональном разговоре, он может терять ориентировку совершая поступки, не соответствующие опыту и уровню интеллекта. Единственный завиток, расположенный на указательном пальце левой руки, а петля на таком же пальце правой руки — это наследственный левша. Согласно китайской пословице про завитки: один вихревой завиток означает бедность; два – богатство; три или четыре – открывай ломбард; пять – станешь комиссионером;

шесть – вором; семь – жди несчастья; девять завитков и одна петля – хоть всю жизнь не работай, всегда будешь сыт, хватит еды до самой старости.

О. Г. Каразей считает, что «применение дерматоглифики будет способствовать совершенствованию деятельности по моделированию личности неустановленного преступника, позволит органам уголовного преследования устанавливать широкий круг свойств лиц, совершивших преступления». (Каразей, О. Г. Теория и практика моделирования личности неустановленного преступника (на примере расследования серийных изнасилований и насильственных действий сексуального характера) [Текст]: автореф. … дис. канд. юр. наук: 12.00.09 / О.Г. Каразей Академия МВД РБ. – Мн., 2008. – 25 с.; )

Вместе с тем, результаты исследований Н. Н. Богданова, требуют осторожного (с научной точки зрения) к себе отношения, так как и сам автор признает, что все приведенные характеристики не абсолютны и предлагает учитывать, что лица с преобладанием одного типа папиллярных узоров встречаются нечасто. Следует отметить, что исследования будут наиболее полными, если учитывать также хронобиологические и социальные аспекты.

Использование возможностей, предоставляемых достижениями современной дерматоглифики, может оказать следователю существенную помощь в решении задач диагностического характера. Такая информация особенно важна на первоначальном этапе расследования, когда, как правило, отсутствуют какие-либо данные о лице, совершившем уголовно наказуемое деяние. Наряду с этим дерматологические сведения, характеризующие физиологическое состояние либо предрасположенность организма разыскиваемого человека, можно использовать для построения вероятностной криминалистической модели лица, совершившего преступление, что в определѐнных ситуациях может сузить круг подозреваемых при проведении оперативно-розыскных мероприятий. (Мухин, Г. Н. Использование дерматоглифики в криминалистике / Г.Н. Мухин, О.Г. Каразей, Д.В. Исютин-Федотков // Веснік Гродзенскага дзяржаунага універсітэта. – 2008. — №2. – С. 92-99. )

В некоторых странах уже берут отпечатки пальцев рук и даже ступней ног (у новорожденных). И законопослушные граждане видят в этом не попрание, а защиту своих интересов. Благодаря подобной процедуре и пропавший младенец будет найден, и взрослому человеку в случае утери документов будет легче доказать свои права.

Формирование дакто-дерматоглифической системы позволит находить склонности к убийству и применять меры раннего превентивного воздействия и предупреждения. Возможно, следует внести изменения в закон РБ «О государственной дактилоскопической регистрации», чтобы обязательное дактилоскопирование проходило всѐ население, а не часть из них. На базе проведѐнного анализа можно создать специальную службу, которая по установленным дерматоглифическим путѐм задаткам будет оказывать психиатрическую помощь. Такая дифференциация общества позволит значительно сократить количество убийств.

По мнению Г. Н. Мухина, массив знаний в области дерматоглифики стал столь значительным, что пользоваться им может только эксперт, обладающий специальными знаниями. В настоящее время в системе следственно-экспертных учреждений органов внутренних дел таких специалистов нет. Вместе с тем, подготовка соответствующих экспертов вполне реальна. Тем более, что исследования в области дерматоглифики успешно проводятся в Институте искусствоведения, этнографии и фольклора Национальной Академии наук Республики Беларусь, Минском и Гродненском государственных медицинских университетах, частично – в Академии МВД Республики Беларусь. (Мухин, Г. Н. Криминалистическая дерматоглифика: моногр. / Г. Н. Мухин, О. Г. Каразей, Д. В. Исютин-Федотков. – Мн.: Акад. МВД Респ. Беларусь, 2006. – 91 с.)

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector